Головна > Текстові публікації > Засідання Комісії > Стенограми засідань Комісії

Повідомлення

Перейти до розділу
04 грудня 15:48
Засідання Комісії, яке було заплановане на 06 грудня 2018 року, переноситься на 20 грудня 2018 року докладніше
23 листопада 16:31
6 грудня 2018 року відбудеться засідання Спеціальної контрольної комісії Верховної Ради України з питань приватизації посилання...
08 листопада 16:36
6 листопада 2018 року у Спеціальній контрольній комісії ВРУ з питань приватизації відбулося засідання робочої групи докладніше

Діяльність Комісії

Надрукувати Збільшити зону перегляду

Стенограми засідань Комісії

16 березня 2015, 16:29

Стенограма засідання Комісії 4 березня 2015 р.

СТЕНОГРАМА

засідання Спеціальної контрольної комісії

Верховної Ради України з питань приватизації

 

 

4 березня 2015 року

 

 

Веде засідання Голова Комісії Філатов Борис Альбертович.

 

 

ФІЛАТОВ Б.А. Уважаемые коллеги! Дорогие друзья! Сегодня мы проводим второе заседание Контрольной комиссии Верховной Рады по приватизации. Пожалуйста, Константин Усов, Секретарь Комиссии, сообщите, что у нас с кворумом.

 

УСОВ К.Г. 9 людей. Кворум є. Працюємо.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Так, 9 людей. Кворум є, працюємо.

 

ІЗ ЗАЛУ. 10.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Уже 10. Павел подошел. В настоящий момент на нашем заседании присутствуют приглашенные коллеги, гости. Я так понимаю, Сергей Лещенко, народный депутат, и председатель Днепропетровской областной администрации Коломойский Игорь Валерьевич.

Вам всем роздан порядок денний. Прошу с ним ознакомиться и проголосовать за основу. В нем пять вопросов. Если нет возражений, давайте проголосуем за основу. Кто за? Так, единогласно. Против – нет. Воздержавшихся – нет.

Теперь какие есть предложения о внесении в повестку дня? Прошу вносить предложения. Пожалуйста.

 

НЕЧАЄВ О.І. У меня есть такое предложение. Тут есть пункт 3 – информация Секретаря Комиссии Усова "щодо усунення звужень". Насколько я понимаю, мы будем голосовать "щодо розширення повноважень". У нас никто не уменьшает полномочия, а наоборот увеличиваются три пункта. Поэтому правильнее написать – "про розширення повноважень комісії". 

 

ФІЛАТОВ Б.А. Я думаю, Константин Усов вам доложит по этому вопросу. Константин, какие у нас по этому поводу проведены действия и почему мы этот вопрос включили в повестку дня?

 

УСОВ К.Г. Олександре Ігоревичу, добрий день. Насправді робота над цим питанням велась на попередньому засіданні, на якому ви були відсутні, наскільки я пам'ятаю. І тоді ж колеги аналізували розвиток функціональних можливостей нашої комісії упродовж декількох скликань. І тоді ж ми дійшли висновку, що в цьому скликанні комісія має найвужчі повноваження. І це зробили ми самі з вами, народні депутати, проголосувавши за відповідну постанову. Зараз ми пропонуємо ці звужені повноваження розширити. Тобто усунути звуження. Це якщо говорити по семантику. Дякую.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Я думаю, мы к этому вопросу вернемся. То есть, голосуем за повестку в целом. Кто за?

 

ІЗ ЗАЛУ. Уже проголосовали.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Нет, это за основу. А сейчас в целом. То есть, доповнень немає. В цілому. Все за? Против, воздержались? Так, единогласно.

Итак, приступаем к рассмотрению первого вопроса повестки дня. Для начала хотел бы для информации доложить, прежде чем мы приступим к рассмотрению вопроса номер один повестки дня, доложить о том, что нашей комиссией получено письмо от Премьер-министра Арсения Яценюка. И инициатива нашей комиссии о том, чтобы соответствующим образом узаконить Председателя Фонда госимущества, который находится в настоящий момент в качестве исполняющего обязанности, она принята, выданы соответствующие протокольные поручения господину Петренко, господину Парфененко. Я вам передам для ознакомления это письмо Премьер-министра. Все, кто захочет, могут ознакомиться. Пока передаю вам, я думаю, дальше вы изучите самостоятельно.

Далее информирую о том, что на прошлом заседании была внесена соответствующая инициатива со стороны члена нашей комиссии господина Чекиты, чтобы мы обратились к исполняющему обязанности Голови Фонду держмайна с просьбой о предоставлении следующей информации. Это поручение как бы выполнено. То есть, письмо соответствующее получено, я текст передаю. Где у нас господин Чекита? Пожалуйста.

 

ЧЕКІТА Г.Л  У моей фамилии ударение не на последний слог.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Я прошу прощения.

 

(Шум у залі)

 

ФІЛАТОВ Б.А. Итак, приступаем к рассмотрению первого вопроса повестки дня. Про план роботи Спеціальної контрольної комісії Верховної Ради України  з питань приватизації у восьмому скликанні (лютий –липень 2015 року). 

В действительности, на прошлом заседании одним членом комиссии было внесено предложение вносить предложения в порядок работы комиссии. Кто-то откликнулся, кто-то – нет. В основном, инициативу проявили у нас депутаты Унгурян, Чекита, Лапин, Усов, Ризаненко и Войцицкая. Я имею в виду – в основном. Там были еще предложения. Но это были как бы основные у нас субъекты, которые подали в план работы комиссии соответствующие предложения.

Смотрите, я думаю, что сейчас мы должны утвердить план работы комиссии, получается, по уже внесенным предложениям, потому что, действительно, очень серьезные предлагают рассматривать вопросы, начиная с приватизации "Укртелекома" и заканчивая приватизацией "Укррудпрома". Все эти вопросы внесены в план работы.

Поэтому я думаю, что этот план достаточно всеобъемлющий и большой. Прошу с ним ознакомиться. И дальше тогда пройдемся по разделам, может быть, будут какие-то дополнения или предложения. Пожалуйста, давайте знакомиться, в том числе и по календарному графику.

 

УНГУРЯН П.Я. Месяц май. Я смотрю, у нас столько по нему предложений. Даже не знаю, куда и поедем.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Месяц май – у нас, в основном, направлен на выездные заседания комиссии в городе Одессе.

 

(Сміх у залі)

 

(Іде загальна дискусія)

 

ФІЛАТОВ Б.А. Уважаемые коллеги! Я, комиссия, секретариат пошли навстречу всем вашим пожеланиям. И с учетом огромного количества работы, объема, начиная от "доцільності передачі в концесію майна морських портів України", по которым предложение было Константина Усова, и заканчивая вопросами, связанными с Одесским заводом "Центролит", все это пришлось включать в май месяц. Потому что вы прекрасно понимаете: если мы будем заниматься одесским регионом, то ведь мы же не сможем ездить постоянно туда и обратно.

 

УНГУРЯН П.Я. Есть предложение одно:  по всем вопросам  сделать комплексное выездное заседание и в течение двух дней все отработать, как мы это делали в шестом созыве.  Вот есть предложение поработать в течение трех дней.

 

ЧЕКІТА Г.Л. Можно по десятому пункту? Про виконання  умов договору купівлі-продажу пакету акцій "Укртелеком" щодо створення та безоплатної передачі у державну власність телекомунікаційної мережі спеціального призначення. В принципе, трудовой коллектив обращался ко мне с обращением. Можно меня включить сюда тоже ответственным? Потому что у меня являются все исходящие материалы.

 

УСОВ К.Г. Геннадий Леонидович, мы с вами можем поспорить по поводу количества и объема материалов, но буду рад.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Давайте проверять. Госпожа Войцицкая, вы тоже внесли очень серьезный вопрос – про неконкурентную приватизацию объектов природных монополий в энергетической сфере (облэнерго и облгаз).

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Так и есть.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Это огромный, колоссальный вопрос. Устраивает на май?

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Я думаю, что нам нужно будет  определиться с приоритетами, с конкретными объектами. Я думаю, что по нескольким из них уже можно будет дать результаты работы. Я очень надеюсь, кстати,  на комментарии  со  стороны  эксперта, который  приглашен по этому поводу.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Это я в качестве эксперта приглашен?

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Я думаю, что да.

 

(Сміх у залі)

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Я думал, очевидца или свидетеля.

 

(Сміх у залі)

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Еще лучше.

 

УНГУРЯН П.Я. Можно внести предложение? Якщо у членів нашої Спеціальної контрольної комісії будуть виникати "по ходу п'єси" якісь пропозиції, то щоб ми залишили це питання відкритим і десь доповнювали, якщо будуть "гарячі" питання. Бо зрозуміло, що ми беремо це за базу, щоб секретаріат працював, ми на щось орієнтувались, але в разі виникнення, скажімо, термінових питань, ініціювати внесення шляхом письмової подачі. Я думаю, це буде логічно.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Игорь Луценко. Пожалуйста.

 

ЛУЦЕНКО І.В. Борисе Альбертовичу, я перепрошую, тут процедурне питання. Там "Українську правду" не пускають. Я просто хочу вияснити, чи це відкрите у нас засідання.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Как вам объяснить? У нас  вообще заседание рабочее. В принципе, мы прессу не приглашали. Но мы не можем запретить прессе не приходить. Поэтому если они хотят, пусть заходят. Радио "Свобода" здесь же присутствует.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Так это "Свобода", а не "Украинская правда".

 

РІЗАНЕНКО П.О. Згідно з законом у нас всі засідання гласні і відкриті. Якщо тільки комісія не проголосувала за проведення закритого засідання.

 

ЛУЦЕНКО І.В. Можна я по суті скажу? Я, на жаль, не встиг подати свої пропозиції до розділу третього. Чи можна додати один пункт?

 

ФІЛАТОВ Б.А. Да, пожалуйста, Игорь.

 

ЛУЦЕНКО І.В. Є така пропозиція – додати такий пункт, який звучить так: "Щодо аналізу наслідків приватизації інфраструктурних підприємств міста-героя Києва".

 

ФІЛАТОВ Б.А. Это в третьем пункте повестки дня? Или это в плане работы?

 

ЛУЦЕНКО І.В. Это в плане работы. Да.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Я могу сказать так. Насколько я понимаю, имеется в виду "Киевэнерго". То есть, мы можем внести это просто как эмитент.

 

ЛУЦЕНКО І.В. Водоканал і "Київміськбуд".

 

ФІЛАТОВ Б.А. Александр Семенович, записывайте.

 

МАТВІЙЧУК О.С. Тільки час треба зазначити. На який приблизно місяць?

 

ІЗ ЗАЛУ.  Я  бы это от вас хотел услышать.

 

МАТВІЙЧУК О.С. На червень.

 

ІЗ ЗАЛУ.  На червень – значить на червень.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Итак, уважаемые коллеги.

 

УСОВ К.Г. Есть уточнение. Розділ два, пункт перший. Дякую, що включили пропозицію. Щоправда, хотів би дізнатися, чому вона переформульована із зміною змісту. Тут ми пишемо, що це питання звучить як "доцільність передачі в концесію майна морських портів", а я пропонував розглянути на виїзному засіданні питання "Про стан збереження та ефективність використання цілісних майнових  комплексів морських портів України у державній власності".

 

ФІЛАТОВ Б.А. Доложите, пожалуйста.

 

МАТВІЙЧУК О.С. Справа в тому, що треба під статус комісії. Розумієте, я казав вашому помічнику, ви сформулювали, на жаль, питання для профільного комітету – про ефективність роботи морських портів. Это профильный транспортный комитет, который скажет: "Чому ви втручаєтесь в нашу сферу?" А тут вже питання просто те ж саме, тільки сформульоване з урахуванням специфіки нашої комісії. Якщо ви заперечуєте, тоді давайте думати. Але справа в тому, що воно поглинає повністю ваше питання.

 

УСОВ К.Г.  Ні, абсолютно я не згоден з цим.

 

ІЗ ЗАЛУ.  Більше того, першою фразою стоїть – "стан збереження".

 

ФІЛАТОВ Б.А. Я понимаю логику Константина. Я его всемерно поддерживаю. Чем больше мы будем расширять свой предмет ведения и компетенцию, тем будет лучше нашей комиссии.

Итак, уважаемые коллеги, что предлагается? Еще раз давайте посмотрим план работы. Самое интересное, я прошу вашего внимания, что учтены все предложения ваши. Вы все выступили инициаторами соответствующих вопросов. Единственное, наверное, только я ничего не просил и ничего не вносил в  план работы, положился полностью на вас.

 

ІЗ ЗАЛУ. Раздел третий, пункт первый.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Щодо протидії незаконній приватизації? Ну, это такой больше вопрос "методически-гуманитарный", а не касающийся конкретных отраслей, эмитентов и прочих, так сказать, имущественных и корпоративных интересов. Пожалуйста, Павел.

 

РІЗАНЕНКО П.О. Це не внесення нового, це забуте внесене старе. Минулий склад комісії займався питанням незаконної приватизації Запорізького титано-магнієвого комбінату. Їздили туди, розглядали, навіть приймали рішення, на які не отримали відповіді від контролюючих органів.        Тому прохання просто внести знову те питання в тому формулюванні, в якому це було в минулій комісії. І проконтролювати, як же воно вирішено органами виконавчої влади.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Вы услышали, Александр Семенович?

 

РІЗАНЕНКО П.О. Він це питання дуже добре знає.

 

МАТВІЙЧУК О.С. На квітень. Так, якщо не заперечуєте?

 

ФІЛАТОВ Б.А. Да, да. И кстати, в продолжение разговора, после нашего первого заседания, я хочу обратить внимание секретариата, у нас есть, принято решение о том, что в прошлом составе комиссии некоторые вопросы, которые были инициированы со стороны в том числе нашего коллеги, уважаемого господина Ризаненко, они не были доведены до конца, вплоть до того, что усматривались махинации с документами. Я правильно сказал? То есть, хотелось бы провести соответствующее служебное расследование по этому поводу. И чтобы эти случаи в секретариате не повторялись, потому что, насколько я знаю, то, что было связано с титановой отраслью, там документы пропадали и протоколы не подписывались. То есть, хотелось бы в этом вопросе разобраться  более досконально.

Все. Господин Дубинин. И переходим к голосованию.

 

ДУБІНІН О.І. Коль мы приняли предложение господина Усова по поводу рассмотрения эффективного использования собственности, хотя  я считаю, что мы как бы комитет, контролирующий приватизацию, то нам необходимо перед тем, как мы будем дальше рассматривать, четко понимать наши полномочия комиссии. Если мы хотим взять на себя эти полномочия, сначала их нужно получить. Если все-таки мы принимаем это, тогда у меня возникает ряд вопросов, которые также требуется внести в повестку дня.

 Ну, к примеру, эффективное использование государственной собственности тем же Одесским припортовым заводом. Вот мне это очень интересно, близко. Можно  было бы заниматься, и сейчас можно было бы перевести это на целый ряд этих предприятий, у кого какие возникнут предложения.

Давайте мы сначала определимся, это наши полномочия, или это все-таки полномочия некоторых комитетов.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Александр Иванович, мы вернемся к этому вопросу в третьем пункте повестки дня. Давайте сделаем так. Давайте сейчас проголосуем за уже как бы подготовленный план работы, тем более в плане работы реально колоссальный объем, исходя из эмитентов, отраслей, так сказать, предложений и всего прочего.

Давайте проголосуем за план работы с учетом замечаний, предложенных господином Ризаненко, господином Усовым, господином Луценко и господином Чекитой.

 

ДУБІНІН О.І. Тогда с голоса и мое предложение – по Одесскому припортовому, потому что я через неделю подам штук на тридцать предприятий.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Хорошо. И вносим Одесский припортовый завод.

 

ІЗ ЗАЛУ. То, как у нас государство управляет, это нужно рассматривать вместе с прокуратурой.

 

УНГУРЯН П.Я. Нужно оставить возможность для внесения дополнений по ходу рассмотрения вопросов.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Сейчас голосуем и обсудим проект решения. Итак, предлагается к голосованию проект решения – "Про план роботи Спеціальної контрольної комісії Верховної Ради України з питань приватизації восьмого скликання на лютий-липень 2015 року".

Заслухавши та обговоривши проект плану роботи Спеціальної контрольної комісії Верховної Ради України з питань приватизації на період другої сесії восьмого скликання з урахуванням зауважень народних депутатів Різаненка, Усова, Дубініна, Чекіти, Луценка, затвердити план роботи комісії на період другої сесії восьмого скликання (лютий-липень 2015 року) з урахуванням висловлених зауважень та пропозицій.

Кто за, прошу голосовать. Так, единогласно.

Теперь, уважаемые коллеги, перед тем, как приступить ко второму вопросу повестки дня, я с вашего позволения предлагаю дать слово нашему гостю, председателю Днепропетровской областной государственной администрации Коломойскому Игорю Валерьевичу. У вас будет возможность задать ему вопросы, в том числе касающиеся приватизации  "Укррудпрома" и всего остального.

 Госпожа Войцицкая желает, так сказать, тоже задать некоторые острые вопросы. Я не знаю, будем ли мы давать слово господину Лещенко, он у нас сегодня приглашенный. Наверное, я думаю, да. У нас полная демократия. Дадим, если попросит и мы проголосуем.

 

ІЗ ЗАЛУ. Будь-який депутат має право взяти голос, згідно з Регламентом, навіть якщо він і не член комісії.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Тут господин со "Свободы" поставил диктофончик. Это нормально?

 

ФІЛАТОВ Б.А. Мы не можем им запретить.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Я имею в виду, запись считается официальной?

 

ФІЛАТОВ Б.А. Да, запись считается официальной.  У нас заседание открытое для прессы. Правильно?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Просто чтобы тогда "фильтровать". Я объясню, почему.

 

(Сміх у залі)

 

ФІЛАТОВ Б.А. Мы потом, если можно, попросим тогда прессу удалиться, чтобы не "фильтровать".

 

(Сміх у залі)

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Вы же хотели ответы эмоциональные.

 

ІЗ ЗАЛУ. Эмоциональные и полные.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Пожалуйста, Игорь Валерьевич, вам слово.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Спасибо за приглашение. Я очень рад этой встрече. Очень ждал, когда сформируется ваша комиссия по приватизации. Потому как, начиная со времени Майдана,  там первый раз прозвучало о том, что все незаконно украденное с 2010 до 2014 года за время правления Януковича будет возвращено в державу. Ну как-то мне пришел в голову вопрос: а почему именно за время правления Януковича, с 2010 по 2014? А до этого? Ведь и до этого были вопиющие случаи. Только один из них закончился положительно для государства. Это была "Криворожсталь".

Все остальные опыты возвращения украденного или незаконно приватизированного имущества обратно в государственную собственность не находили отклика. Но хочу сказать по сути вопроса. Моя мысль была прийти в какую-то комиссию и сообщить о том, что происходило, скажем, в 2003-2004 годах - мы все живем в Украине, и все мы знаем, что все эти скандалы были публичными, даже несмотря на то, что в какие-то периоды у нас  со свободой слова было не очень хорошо в стране.

В частности, в 2004 году состоялась приватизация "Укррудпрома". На мой взгляд, она состоялась незаконно. Но, в принципе,  время прошло, и почти десять лет никто об этом не вспоминал и не напоминал.  Но в 2013 году произошло событие, которое я посчитал, в общем-то, для меня вопиющим. Это когда  господин Пинчук подал на меня и моего партнера Боголюбова в английский суд, в котором он рассказывал разные истории о том, что он что-то там у меня приобрел. В частности, одно из предприятий, которое входило в  "Укррудпром", называется оно КЖРК, что якобы он заключил с нами сделку, и мы продали ему это предприятие.

На самом деле, почему для меня это было вызывающим, потому что это было продолжение, как я называю, он трактовал в английском суде вымогательство взятки, которая полагалась для Кучмы за то, что он подписал Закон об особенностях приватизации "Укррудпрома".

В результате подписания этого Закона – об особенностях приватизации "Укррудпрома" -  государство за бесценок лишилось контрольных пакетов таких предприятий, как СевГОК (Северный ГОК), Центральный ГОК,  Ингулецкий ГОК, блокирующих пакетов предприятий Южный ГОК, Сухая балка и 96 процентов, в частности, предприятий КЖРК.

В принципе,  я не знаю, конституционно ли вообще принятие закона об особенностях приватизации, в котором в какой-то момент нарушаются права, ну, даются права одним и нарушаются права остальных участников с точки зрения приватизации.

То есть, особенность приватизации, в чем  суть закона, состояла в том, что приобрести эти предприятия имели право только те, у кого на момент приватизации находилось на руках 25% одного из предприятий, которые входили в сам  "Укррудпром".

Ну, в общем-то говоря, это было ограничением для желающих поучаствовать. В частности,  я помню, ограничили право участия завода имени Ильича.  В.Бойко очень хотел  какое-то предприятие купить, но ему не дали, потому что у него к тому времени  25% ни в одном из предприятий не было.

Это важный вопрос. Потому что, по нынешним оценкам, те предприятия, которые государство потеряло, даже сегодня, при плохом рынке, оцениваются порядка 10 млрд долларов.

То есть, Украина ходит по всему свету, ищет деньги, идет непонятно на какие сложности и трудности для того, чтобы получить от МВФ, сколько там, 10-15-17 миллиардов помощи, которые уйдут на погашение внешних долгов, а с украденным у государства или, скажем так, незаконно приватизированным никто не хочет ничего делать.

Все события, они подробно описаны, скажем,  в моих показаниях в английском суде и в показаниях Боголюбова. Они достаточно подробно описаны. И трактуются не иначе, как Пинчук вымогает с нас, чтобы мы вернули ему ту взятку. Ну, он не говорит, что это взятка, что ему якобы положено это предприятие, а на самом деле он вымогает взятку, которая была положена Кучме за подписание этого закона.

Потому что, если бы он не подписал, то 300 голосов там бы не было набрано. По идее, Л.Кучма, как гарант Конституции, должен был этот "ганебний" закон заветировать. Но в связи с тем, что было обещано КЖРК…Вот поэтому я хотел спросить, входят ли подобные вопросы в компетенцию уважаемой комиссии по приватизации, и будет ли она рассматривать это? Тогда я подготовлю весь пакет документов с подробностями и хронологией, как законопроект принимали в первом и втором чтении, кто отвечал за это, кто кому заносил деньги и так далее.

Может быть, на базе этого будет создана временная следственная комиссия Рады. Может быть, потом материалы от уважаемой комиссии по приватизации попадут, наконец, в Генпрокуратуру. Потому что последний Генпрокурор, с которым я беседовал на эту тему, это Виталий Ярема. И он как-то вот за полгода  не продвинулся. У него были более важные задачи, вы же знаете – расследование дел по Майдану и всего остального.

Это что касается "Укррудпрома". В принципе,  у меня есть много чего  вам рассказать. Вопрос - насколько вы готовы это слушать и насколько вы готовы дальше двигаться.

 

ФІЛАТОВ Б.А.  Игорь Валерьевич, давайте по "Укррудпрому". У нас в комиссии сложился достаточно хороший путь решения проблем. То есть, у нас принимаются все инициативы участников комиссии. Мы коллегиально принимаем решения, идем навстречу любым пожеланиям. Грубо говоря, тот,  кто является инициатором - тот за вопрос и отвечает. В действительности, мой заместитель господин Ризаненко внес этот вопрос в план работы. Думаю, что у Павла тоже могут быть вопросы. И с учетом того, что он внес, он, наверное, будет руководить рабочей группой по этому вопросу, и вы будете работать с ним вместе. Правильно?

 

(Сміх у залі)

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Я бы хотел в завершение по "Укррудпрому" резюмировать, чтобы было более четко сформулировано и понятно. Я утверждаю не просто как человек со стороны, а как один из непосредственных участников тех событий и один из бенефициаров результатов этой приватизации.

Утверждаю следующее, что эта приватизация, принятие этого Закона об особенностях приватизации "Укррудпрома" изначально, заведомо было замыслено так, чтобы ограничить круг участников будущей возможной приватизации, и для того, чтобы это попало в определенные руки.

Как ни парадоксально – придумывали это одни, а попало это в руки другим. Потому что те, кто  принимал  закон в первом чтении, они, в конечном итоге, те, кто  придумывал это, они в приватизации участия не принимали. Они готовили этот закон под себя. Ну, а воспользовался этим у нас, как всегда, как у нас говорят, что играют в футбол все, а выигрывает Германия. У нас в приватизации участвуют все, а покупает все Ахметов, типа того. Ну,  воспользовались совершенно другие люди, в число которых входил и я. Но когда, естественно, Пинчук дошел до того, чтобы при помощи английского правосудия продолжать вымогать взятки для Кучмы! То есть, он пробовал вымогать с нас это дело при помощи админресурса, которым владел Кучма, с августа по декабрь 2004 года. Потом с декабря 2004 года до какого-то периода он с помощью разных криминальных структур пытался этим заниматься. Ничего не получилось. И в итоге он пошел в английский суд.

То есть, в английском суде,  конечно, глаза у них раскрылись по поводу того, что  вымогательство взятки. Но это у нас будет процесс, я считаю,  если не века, то, я думаю, что этот процесс, в общем-то говоря, для Украины будет как Нюрнберг, показательный процесс времен Кучмы. Ну, если дойдет до суда,  если Пинчук не отзовет иск. Потому что есть риск, что отзовет.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М.  А зачем он тогда вообще это делал, его мотивация?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Он? Жадность, жадность. Я думаю, жадность, но я не хочу за Пинчука говорить, потому что  все-таки мы  в процессе, чтобы это не навредило моей позиции в суде.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Борис Альбертович! Позвольте пару вопросов?

 

ФІЛАТОВ Б.А. Пожалуйста.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Без привязки к конкретному предприятию, к конкретным процессам, которые были.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Можете привязываться к любому.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Неважно. Я на самом деле хотела бы услышать ваше мнение, вашу философию по вопросу приватизации и реприватизации. Почему я задаю этот вопрос, потому что, знаете, да, у нас была одна- единственная успешная реприватизация. И действительно, государство заслуженно получило те средства и ту оценку активов, которые были на тот момент. Вопрос в другом. Вопрос в том, какое ваше отношение,  какой вы видите путь к таким случаям, когда понятно, что приватизация была незаконна в той или иной форме в целях определенных бизнес-структур? Что государство должно делать с такими объектами? И какой путь вы видите.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Я считаю, что тот путь, который был выбран в 2005 году, он был изначально сложным и неправильным, потому что по  каждому предприятию необходимо было идти в Хозяйственный суд, доказывать, что что-то было не так, цепляться к мелочам, нюансам. Но не было его просто по сути, что это изначально, эта приватизация, то, что касается "Криворожстали", Никопольского ферросплавного тогда, "Укррудпрома", хотя по нему, по-моему, судом… Нет, были какие-то суды по отдельным предприятиям. К тому же, там умудрились, когда приватизировали отдельные предприятия "Укррудпрома", умудрились "напартачить" даже в рамках этого закона.

Но мое мнение, если, в принципе, изначально преступной группой по заранее спланированному умыслу было спланировано приватизировать или вывести из государственной собственности, а попросту украсть или купить  по  достаточно заниженной цене какое-то предприятие, то законодательно вернуть – я бы, например, возвращал это путем либо  национализации, либо экспроприации, закона отдельного про национализацию. Вот как был отдельный закон об особенностях приватизации, точно так же отдельный закон об особенностях реприватизации или национализации.

В законе я бы вернул  это предприятие государству, в случае, если не будет доказано в результате работы Временной следственной комиссии и Генпрокуратуры, что был состав преступления в процессе приватизации. И вернул бы просто деньги, которые были уплачены.

Это и есть наказание по текущему курсу. За те копейки, за которые, допустим, купили, за 100 миллионов гривен там ЮГОК,  вот надо вернуть 100 миллионов гривен, по которым когда-то было 20 миллионов долларов, а сегодня это будет уже 3 миллиона долларов. Это тоже неплохое наказание.

А если будет доказано, что был преступный сговор и сам факт преступления, то тогда должна быть экспроприация – никакого возврата денег нет, в погашение убытка государству. Готов ли парламент к таким действиям –  это вопрос.

И второе. Не может быть списка, не могут быть все предприятия.   Речь идет о предприятиях стратегического значения, которые были.  Их раз-два и обчелся. На двух руках  пальцев хватит.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Вы можете их назвать?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В.  Подробнее? Если возьмем период 2010-2014 годов, то это Днепрэнерго, причем Днепроэнерго украли дважды. Второй раз его украли в 2012 году. По-моему, тогда была приватизация 25%. Причем пакет умышленно разбили на две части. У государства еще оставалось 50%+1 акция. Больше 50%. Его умышленно разбили на две части и продали Ахметову 25%. К тому времени он владел 40%.

Было даже решение Верховного Суда. Я помню, мы судились. Потому что он сначала его закредитовал, предприятие, а потом эти долги в процессе банкротства превратил в акции, что уже тогда было незаконно. У нас  по закону нельзя превращать долги в акции, а он это сделал. Как-то провел эмиссию и получил около 40%. Мы судились в это время. Я помню,  компания, по-моему, "Бизнес-инвест" судилась и получила решение  даже Верховного Суда, которое было потом не выполнено, и уже когда пришел Янукович, они его аннулировали и сделали первую инстанцию. Скажем так, "отмыли" ту первую приватизацию. Поэтому это предприятие, Днепроэнерго, оно было украдено дважды – первый раз когда 40 процентов сделали, а второй раз, когда еще 25 добавили. Сегодня у государства 25 плюс одна акция.

И опять же – третий раз хотели сейчас помочь, кстати говоря, господин Парфененко пытался выставлять его на приватизацию. То есть, это чтобы уже окончательно "добить", потому что если вернуть те 25, так уже эти будут куплены вроде как на открытом аукционе. И к ним уже придраться – вроде по-честному, но все равно будет больше 60 процентов, что називается "контроль".

В Днепроблэнерго с приватизацией началась такая же ситуация. Началось все с приватизации, по-моему, Винницы или Закарпатьеоблэнерго, когда даже Львовоблэнерго сняли с торгов.

То есть четко нам было сказано, что Янукович конкретно вызывал потенциальных покупателей и говорил, что тут у нас есть системные люди с системными интересами, поэтому вы сюда не суйтесь – "сюда не ходи, снег  башка попадет, совсем мертвый будешь!"

То есть, даже в узком, ограниченном клубе "электриков" были те, кто более правые, и те, кто более левые. Это касается Днепроблэнерго, Днепрэнерго, Винницаоблэнерго, Закарпатьеоблэнерго, Волыньоблэнерго. В общем, любое, что приватизировалось, что касалось электроэнергетики, было сделано таким образом.

 Захидэнерго, Киевэнерго. Киевэнерго – там я не помню - что-то было куплено на приватизационном конкурсе, но там основной пакет был уже до этого сформирован.

 

ЧЕКІТА Г.Л. А Одессаоблэнерго?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Одессаоблэнерго  была уже к тому времени приватизирована. Это уже старая приватизация, еще  90-х годов.

 

ІЗ ЗАЛУ. А Донбассэнерго?

 

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Донбассэнерго - по-моему, тоже что-то там было.

 

ІЗ ЗАЛУ. "Семья" забрала же Донбассэнерго.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Я помню, что что-то забрали.  Они как начали в 2011 году приватизировать, так мы просто читали об этом как сводки из зоны АТО. Там каждый день Фирташ покупал по нескольку облгазов, больше никто не участвовал в конкурсе, а ДТЭК покупал облэнерго и генерации. Ну, это основные.

 "Укртелеком" – там они еще в самом начале, это же был 2011- 2012 год, там было более или менее. Я не знаю, сколько стоит реально "Укртелеком". За него заплатили фактически там 1 миллиард 200, это в долларах США. Ну, по тем временам я не знаю, как оценивать, реальная это цена или нет.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Тут минимум ко всем нужно вернуться с точки зрения оценки стоимости.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Да. Ну сделано это было как-то через Австрийский фонд. Более или менее соблюдали как-то лицо,  а потом уже оказалось, что это покупка. По-моему, там тоже покупали, готовили по себя одни, типа Левочкина, а в итоге получили другие – в виде Ахметова. Ну не знаю, Ахметов в данной ситуации фронтировал эту сделку – тут ничего не могу сказать.

 Ну, я не знаю, какие еще были приватизации такие, достаточно дерзкие, за 2010-2014 год. Можно по списку взять посмотреть. Это из крупных предприятий, мелочь никого не интересует.

Что касается времени до этого периода – с 2005 до 2009 года была только одна история – на открытом аукционе мы участвовали в приватизации Одесского припортового завода. Там молоток ударил, а потом Тимошенко все это заблокировала. Но мы умышленно не судились, чтобы не нагнетать ситуацию, что мы хотим там что-то забрать, потому что нам это предприятие было особо и не надо. Но русские туда "лезли", а мы не хотели им отдавать его. Потому что  если бы они "залезли" в "перевалку", то перекрыли бы всем остальным заводам кислород.

Но сегодня если это предприятие  будут дарить кому-то дешевле 5 миллиардов гривен, то естественно мы будем против. Мы тогда вспомним о своих правах. Поэтому я вот Парфененко сказал, что в условиях приватизации это вы не включите, что минимальная цена – 5 миллиардов, причем можете ее пересчитать в те деньги, которые были тогда по курсу 8, это было 650 миллионов, которые мы отдали. То есть, ввести индексированный коэффициент. Тогда будет это все не очень честно и мы тогда войдем в судебные процессы. Там, правда, восстанавливается срок исковой давности, но тем не менее.

Еще, кстати,  важный момент – в период правления Януковича был проведен через парламент такой закон, что если с момента приватизации прошло три года – уже ничего нельзя сделать.

Я поэтому Яреме говорил о Захидэнерго, но он ничего не сделал. Мы были вынуждены подать иск  от "Бизнес-инвест" в начале января, потому что там 10 января истекает три года по Захидэнерго. 12 или 13 марта – истекает три года по Днепрэнерго. А у нас, в принципе,  должна подавать иски в интересах государства или прокуратура, или Фонд госимущества. Но они ничего не делают. Этот вопрос можно уточнить у Парфененко. Вы хотите его утвердить?

 

ФІЛАТОВ Б.А. Нет-нет, мы не хотим его утвердить. Мы просто просим Президента утвердить любого председателя ФГИ, чтобы не было и.о.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Чечетова, к сожалению,  уже нет в живых. Это, кстати, я еще хотел вам заметить. Может, черный юмор, но вот эти тенденции,  которые произошли с  Семенюк и с Чечетовым - пусть милиция расследует, но я считаю, что там минимум доведение до самоубийства. Потому что они как раз знали все секреты приватизации. Более того – Валентина Семенюк собиралась быть свидетелем с моей стороны в английском суде.

Не хочу ни на кого бросать тень – это дело следственных органов. Но в принципе  - они могли много чего рассказать о приватизации в стране. Кто звонил, кто давал команды, кто пользовался телефонным правом, кто по ВЧ звонил, кто по "сотке", кто по "двухсотке". Вот такая ситуация.

Если вернуться к приватизации, то считаю, что наиболее вопиющие примеры - "Укррудпром" в свое время, "Криворожсталь", "Никопольский ферросплавный". Кстати, это тоже вопрос был бы к Семенюк, почему она не забрала уже выигранные по суду, Высшим хозяйственным судом, отсуженные для государства акции она не приняла на свой баланс в реестр.  И дождалась, пока Пинчук все-таки через Верховный Суд отсудил и отменил эти решения. То есть, грубо говоря, если мы будем брать каждое предприятие, у нас есть по каждому предприятию свое досье, как происходило, что происходило. Вот по Павлограду я не могу сказать, там было все честно. То есть, там реально было между Пинчуком, по-моему, и ДТЭКом, я не знаю, как тогда это называлось. Там не было проблем с приватизацией. А особые случаи – "Укррудпром", я считаю, это база нашей экономики, металлургическая база. В результате приватизации "Укррудпрома" и дальнейших событий, когда Новинский объединился с Ахметовым и при этом, кстати, еще Антимонопольный комитет всегда говорил, что все у нас в порядке. И когда электроэнергетику покупали, тоже не превышали мы 35 процентов нигде – ни на региональном уровне, ни  по облгазам.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Особенно по Фирташу.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В.  Ну, химия – там были частные сделки, они не были приватизационными.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Нет, концентрация.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Смотрите, дело в том, что у нас же монополизм в стране не запрещен, а запрещено нарушать антимонопольное законодательство. Поэтому  у нас эти предприятия, они работают на экспорт. Поэтому если, допустим, их даже признают монополистами, то, по идее, им бы просто надо установить тариф, больше которого они не имеют права торговать. В свое время был там "Укрхимпром", правильно, а потом это стали переводить в частные предприятия. Но они все равно должны работать как единое целое, потому что тогда и цена будет повыше, и валютная выручка все равно будет побольше. Поэтому если, допустим, они работают на внутреннем рынке, они не должны пользоваться своим монопольным положением, а там, где они продают на экспорт, страна заинтересована в том, чтобы они получали максимальную выгоду и успешно конкурировали против внешних конкурентов.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Павел Ризаненко.

 

РІЗАНЕНКО П.О.  Я  дуже здивований. Не те що здивований,  я сам був ініціатором того, щоб включити в програму роботи комісії розгляд питання  приватизації "Укррудпрому". І я здивований, що Ігор Валерійович прийшов саме з цього питання.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В.  Явку с повинной оформил.

 

(Сміх у залі)

 

РІЗАНЕНКО П.О. Так, майже вирішив стати підозрюваним. Так, справа в тому, що якраз у 2004-2005-2006 роки я працював інвестиційним банкіром у Москві і займався виключно гірничо-металургійною галуззю по СНД, Азії, Африці і Східній Європі. І скажемо так, за тим, що відбувалось в Україні,  ну як спеціаліст у цій сфері, я спостерігав, тільки міг спостерігати зі сторони. Тому що цим законом що було зроблено? Було обмежено коло тих, хто міг узяти участь. Це були дуже привабливі активи. І вже навіть 2004 рік, навіть сприймаючи до уваги, що це Україна, майже кожен з цієї ГЗК вартував по деклька мільярдів. І були вони продані там буквально за пару сотень мільйонів усі вкупі, а вже в 2005 році навіть на Українській фондовій біржі, яка цим торгувала, там сукупна вартість капіталізації в 2005 році їх  доходила і до 20, і до 25 мільярдів доларів. Тобто з точки зору там як сума, ми звикли говорити про "Криворіжсталь", але сам "Укррудпром" був найбільшою оборудкою в усій історії України. Це було найбільше пограбування.

Там ще дотично, може, Ігор Валерійович знає, чи ні, є така компанія "Оберон-вугілля". Так от,  у цієї компанії якось дивним чином опинились на балансі 43 відсотки запасів залізної руди України. Є така компанія. Про неї дуже мало хто знає.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Я что-то слышал, но не помню, кто это.

 

РІЗАНЕНКО П.О. Це теж сталося у 2004 році. Але це не питання приватизації, це питання видачі ліцензії і так далі. Тому найбільша несправедливість по приватизації, якщо й брати по одній умові, вона сконцентрована в "Укррудпромі", і мене це завжди цікавило як спеціаліста, який бачив, що вартість цих активів складає там десятки мільярдів доларів, а продано це було за пару сотень мільйонів.

 Звичайно, що ціни активів залежать від кон'юнктури фінансових ринків і так далі, але, повірте, навіть сьогодні мова йде, навіть при цих умовах, якщо не про десятки, то про 5 – 10 мільярдів вартості в даний момент при не найкращій кон'юнктурі. Вона зміниться. І це може коштувати знову десятки мільярдів доларів як мінімум.

Щодо підходів, то, знаєте, питання справедливості одне, питання майбутнього – інше. І історично ніде в світі приватизація – не можна сказати, що відбувалась справедливо. Ми любимо наводити приклади Сполучених Штатів або Великобританії, але в Штатах приватизації не було, вона сотні років тому була, але у 80-х роках була приватизація у Великобританії. І вони теж зіштовхнулись з проблемою, що передали певні активи неконкурентно, там не було на конкурентних засадах, але з'ясувалось, що через рік-два ці активи коштували в десять разів більше. Вони пішли шляхом не повернення цих активів, а вони пішли шляхом введення так званого (англ. термін) одноразового, подивились ринкову вартість цих активів, порахували різницю від того, почому вони продали, і обклали це податками у 30 чи 40 відсотків.

Це, знаєте, ми можемо про це говорити, що справедливо чи не справедливо, але є два підходи – або це все повернути назад, або це обкласти одноразовим податком.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Спасибо. Александр Иванович, у вас был вопрос.

 

ДУБІНІН О.І. У меня был вопрос по поводу того, как Игорь Валерьевич видит выход из ситуации по Одесскому припортовому. Ну, уже ответ был, поэтому все понятно.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Уважаемые коллеги! У кого есть еще вопросы к Игорю Валерьевичу? Дальше мы уже будем переходить  к следующим пунктам повестки дня. Пожалуйста, Игорь Луценко.

 

ЛУЦЕНКО І.В. В продовження, власне, того, про що Павло казав, що є два варіанти підходу – забрати або примусити доплатити. З вашої точки зору, які там зараз у нас варіанти – все-таки забрати чи доплатити?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Смотрите, вопрос о том, чтобы доплатить,  будет всегда упираться в оценку. Оценка сегодня, вы правильно сказали, там в 2008 году  это было 40-50 милиардов долларов, а сегодня это стоит 10. Вы по какой цене будете доплату брать – по той, что была в 2008 году, или по той, что в 2015 году?

По большому счету, если мы говорим об истории развития экономики страны и, в частности, независимой Украины за 23 года,  то вопрос состоит в том, по какому пути мы пошли. Мы пошли по пути приватизации предприятий категории А и Б. Рудные предприятия, они  всегда зарабатывали и зарабатывают деньги. Они являются становым хребтом нашей промышленности, приносящей в страну валюту, скажем, "валютоемкой" промышленности.

Мы все понимаем, что мы вышли из советского прошлого. И экономика страны не станет конкурентной из-за того, что мы рудник отдадим одному, а металлургический завод – другому. От этого они конкурентными не станут. Тут один покупатель и один продавец. То, что меня всегда умиляет по отношению к "Укрнефти" и "Укртатнафты". Но это другая тема. Все говорят, что в "Укрнефти" есть доля государства, но все забывают, что эта же доля государства есть и в "Укртатнафте". И разница в процентах между "Укртатнафтой", государственной долей, и в "Укрнефти" всего 7. Поэтому все, что зарабатывает  "Укртатнафта", то на нее внимания не обращают, когда речь идет о разнице в цене нефти.

Но вопрос в другом – есть сырьевое предприятие, а есть перерабатывающее, и все было так сбалансировано в советской  плановой экономике, что лишней руды и  лишнего металла не было. То есть, всегда ориентировались на конечный продукт. И государство, Советский Союз, всегда создавало вертикально интегрированные холдинги. Потом мы могли разбить это все на несколько частей и создать там на базе, например, как оно там называлось, Министерства черной металлургии Украины, куда входили все предприятия. Был  там "Укрвнешэкспорт" или еще что-то. И на базе всего этого металлургпрома можно было сделать там три-четыре разных компании, допустим, по виду выпускаемой продукции. Там кто-то лист делает, кто-то арматуру, кто-то катанку, кто-то квадратную заготовку.

Но по этому пути не пошли, пошли просто по разделению там коксохимических предприятий. То есть, разрушили весь производственный комплекс, а потом по отдельности его приватизировали и в конечном итоге пришли к Укрметаллургпрому, только в частных руках. По названию сегодня это "Метинвест". Ну, в большей части. Потому что после того как Новинский, я не закончил, объединился с Ахметовым, там Ингулецкий ГОК попал в "Метинвест", то сразу же в виде трофея  попали два  предприятия – это "Запорожсталь" и завод имени Ильича. Причем завод имени Ильича, если вы помните, там тоже были вопросы, как он оказался в "Метинвесте". Ну, это частное дело.

Поэтому на сегодняшний день речь идет о том, что если выбирать между доплатой и возвращением, мое мнение, я считаю, однозначно возвращение. Потому что эти предприятия никогда не будут убыточными. То есть, если государство само не захочет их сделать убыточными, они никогда убыточными не будут. То есть, на сегодняшний день там себестоимость тонны железнорудного концентрата, готовой продукции уже, которую можно продавать в Китай, в Китае она стоит где-то 75-80 долларов, минус фрахт, сегодня 25, то есть, 60 - порту, 30, точнее, 50 - на предприятие, там 45, где себестоимость где-то 20-25 долларов. То есть, 20 долларов на тонне "прилипает" в любом случае. Учитывая 50 миллионов тонн, по 20 долларов, это тоже большие деньги. Это чистая прибыль. Как мы называем, разница между доходами и расходами.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Давайте, Виктория Войцицкая. И мы переходим ко второму вопросу повестки дня. Ко второму вопросу. Первый мы рассмотрели.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. У меня вопрос следующий. На самом деле сейчас в парламенте дискутируется  вообще вопрос о проведении приватизации как таковой соответственно в 2015 году.

 Вы не только как глава администрации, но и как бизнесмен, наверное, лучше, чем кто бы то ни было другой, можете дать ответ на вопрос, а какая будет оценочная стоимость  сегодняшних активов в Украине  с учетом тех рисков – и политических, и экономических, которые существуют в стране? Поэтому вот вопросы реприватизации и приватизации, они перекликаются с точки зрения времени проведения этих процессов. То есть, вопрос о возвращении в стоимость активов, не в стоимость, а в собственность активов государству из-за того, что были нарушены те или иные нормы, это вопрос восстановления, наверное, исторической справедливости.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. И возмещения материального ущерба  хотя бы. Лучше позже, чем никогда.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Да, возмещение материального ущерба. Но тут же, опять же, идет речь в дискуссии о доплате, которая возможна или не возможна, мы начинаем дискуссию об оценке. Вот как с вашей точки зрения? Какое ваше мнение?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Нет, никакой доплаты не будет. Вы же не можете претендовать, допустим, на полученные предыдущим собственником дивиденды.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Абсолютно. Абсолютно.

 

 КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Потому что он, в принципе, приобрел на законных основаниях. Да, вот, допустим, признается она незаконной, эта приватизация, но кто-то там работал, получал дивиденды, но на это претендовать невозможно.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Абсолютно. Конечно.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. А можно вернуть предприятию и вернуть тому покупателю то, сколько он уплатил. Это справедливо. Заплатил сто рублей – сто рублей получи обратно, будь здоров.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Но есть еще третий вариант на самом деле, но это как раз связано с оценкой, когда можно  определить сумму доплаты. В случае отсутствия суммы у сегодняшнего собственника, определяется пакет, который выставляется на продажу, уменьшается доля у сегодняшнего собственника, это доля, которая, в принципе, возвращается государству, но у меня не в этом вопрос: 2015 год – это год приватизации или нет?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Нет, это год, наоборот, реприватизации. Я объясню почему. Сегодня время покупателя, сегодня не время продавца. Сегодня надо все покупать – на рынке все  стоит очень дешево. Поэтому надо все скупать. Продавать сегодня – безумие. Это первое.

Второе. Если концептуально, приватизация есть средство избавления государства от неэффективной собственности и передача ее в собственность эффективному собственнику. Извините за тавтологию. Но ни в коей мере приватизация не средство пополнения госбюджета, это только дополнительная мера. У нас же в стране принято, что если у нас в бюджете  не хватает денег, надо что-нибудь продать. А денег не хватает обычно в плохое время. Плохое время  всегда соответствует тому, когда все дешевые цены. И у нас получается, что мы, когда и так дела неважные, мы еще наносим ущерб в  будущем. То есть, мы можем это перетерпеть, а продаем собственность по дешевым ценам и, в общем-то говоря, наносим ущерб этим самым уже и не себе,  а еще и следующим поколениям.

А распродавая стратегические активы, мы просто ставим государство на грань выживаемости, что мы и наблюдаем уже на протяжении последнего года. Вот когда все было мирно-тихо, мы об этом не задумывались, а теперь мы получили то, что, в общем-то говоря, у нас государства как такового  с экономической точки зрения нет.

А почему? Ведь это же не произошло за один день или за один месяц, или за год. Это все накапливалось-накапливалось. Вот назрела критическая масса, началась цепная реакция – вот у нас и получается распад экономики на сегодняшний день. Ну, еще МВФ нам "помогает", потому что я категорический противник не общения с МВФ и не сотрудничества, а сотрудничества с точки зрения потерпевшего. Да, нам нужны деньги, нам надо помочь, но, по большому счету, эти деньги спасают только от того, чтобы не объявить себя неплатежеспособными.

 Но если мы себя не объявляем, то это не значит, что мы платежеспособны. То есть, мы должны были бы объявить себя неплатежеспособными, вступить в реструктуризационные какие-то вещи, как Греция, кстати говоря, сделала. И сказать, вывернуть карманы и сказать: "Вы знаете, денег нет. Заработаем – отдадим. А чтобы заработать, тогда помогите нам реструктуризировать нашу экономику. Дайте нам рабочий капитал для того, чтобы мы могли трудиться".

Если они нам не дают, тоже не вопрос. У нас сегодня, если просмотреть валютную выручку страны за последние 10 лет,  там от 26 до 48 миллиардов долларов, в зависимости от кон'юнктуры внешних рынков. В итоге мы получаем 3,5 – 4 миллиарда долларов в год валютной выручки. И вот это все то, что нам в месяц  идет валютной выручки, это все, что у нас есть.

 Вот мы можем сказать, что если эти деньги надо потратить, внешние долги мы не платим, у нас есть критический импорт, критический импорт у нас – ядерное топливо, нефть, нефтепродукты, лекарства и газ. Вот это все в первую очередь. Все остальное нас не интересует. Продукты питания у нас есть, хлеб есть, зерно есть. С голоду не умрем. Сталинскую индустриализацию делать не надо, поэтому голодомор нам не грозит. В общем-то говоря, мы со всем справимся. У нас все в порядке. Мы, конечно, не страна, где четыре урожая собирают, но два урожая мы собираем.

А для того, чтобы придерживать валютный курс, и для того, чтобы поддерживать, у нас там, я думаю, больше  миллиарда – полутора в месяц, ну, как  последние события показывают, с миллиардом мы легко справимся, чтобы курс не бегал там от 20 до 30 и обратно. Ну, из 4 миллиардов  - миллиард на поддержание курса, а это значит – на стабильность национальной валюты, а остальное – это на критический импорт и еще, я думаю, где-то миллиард останется. Это можно вкладывать в какое-то развитие, в какие-то стратегические вещи. Под это выпускается гривня, которая идет на оживление экономики, то есть, на создание рабочего капитала.

И вот так 3 - 4 - 5 лет поработаем, рынки, дай Бог, поднимутся вверх и заживем нормально. Но это надо честно народу сказать, что мы находимся в такой ситуации, надо идти по этому пути. А мы всей страной все останавливаем, все ужимаем, все заводы встали – ждем, как наркоман дозу, подачку от этого самого МВФ. Ну дадут они нам эти деньги, мы их полностью потратим.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Народный депутат Лещенко. Но только это не интервью, а заседание комиссии. Один вопрос – и переходим к повестке дня.

 

ЛЕЩЕНКО С.А. Конечно, нет сомнений, что мы с вами единомышленники в вопросе восстановления справедливости при реприватизации, но в то же время вы же тоже были бенефициаром этой несправедливой приватизации.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Я же сказал, что бенефициаром.

 

ЛЕЩЕНКО  С.А. Если можно, несколько  вопросов по поводу 5 миллионов в месяц, которые вы платили  в 2004 году. Вы считаете, что это была взятка или нет? А если взятка, то тогда это как бы явка с повинной с вашей стороны?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В.  Мы же знаем, что тот, кто давал взятку, если он первый пришел и сказал, что давал, то ему ничего  не будет за это.

 

(Сміх у залі)

 

ЛЕЩЕНКО С.А. То есть вы признаете, что за управление "Укрнафтой" в 2004 году платили 5 миллионов долларов взятки?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В.  Да. В месяц.

 

ЛЕЩЕНКО С.А. А кому именно и куда, на какие счета?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В.  Все предоставлено в английский суд, можем предоставить все сюда.

ЛЕЩЕНКО  С.А. Можете нам прислать?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Конечно. Эти счета идентифицированы как счета Пинчука и Кучмы.

 

ЛЕЩЕНКО С.А. Оффшор?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В.  Да. Но это касается не "Укррудпрома", а "Укрнафты". Но это мы платили эти деньги, а еще, кроме этого, мы платили дивиденды государству, все налоги и все остальное. Но за право получать свои дивиденды нас заставляли из своих дивидендов платить еще по 5 миллионов Пинчуку.

 

ЛЕЩЕНКО С.А. Как вам идея, если мы создадим следственную комиссию по "Укррудпрому" и "Укрнафте" одновременно?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Шикарно. Я буду давать показания. Я буду только "за". Но вы же не создадите.

 

ЛЕЩЕНКО  С.А. "Укррудпром" и "Укрнафта" – с удовольствием. Если это будет в одной комиссии, мы рассмотрим.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. В одной комиссии.

 

ЛЕЩЕНКО  С.А. Рассмотрим оба процесса.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Причем даже рассматривать "Укрнафту"  готовы раньше, чем "Укррудпром". Потому что по "Укрнафте" есть материалы, которые не требуют доказательств, есть платежные поручения и  есть идентификация клиента и есть кто владелец этой компании. Это все готовые материалы. И срок давности.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М.  А дивиденды "Укрнафты" когда получим?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В.  Никогда не получите.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. А почему так?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. А вы сами подумайте, почему.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Бюджету нужны деньги.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. А вы знаете, сколько НАК "Нафтогаз" должен "Укрнафте"? Как вы думаете?

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М.  Понятия не имеем.

 

ЛЕЩЕНКО С.А. 10 миллиардов.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Они украли у "Укрнафты" 10,5 миллиардов кубов  газа.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М.  Что значит "украли"?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В.  Это они у себя на балансе отразили как газ неизвестного производителя. То есть "Укрнафта" добыла газ, она, когда добыла, она не знает, населению это, или нет, она просто добыла,  заплатила ренту, заплатила все расходы, себестоимость полную. Газ – это же не бензин, правильно, что его налили там на нефтебазу или там в бензовоз. Газ  попал в газотранспортную систему, а они себе спокойно записали в приход -"неизвестный производитель".

Этот "неизвестный производитель" у нас по 2 миллиарда в год добывал газа и подавал в эту систему, а они его благополучно под видом статьи бюджета, если  50%+1 акция, они имеют право отдавать этот газ, ну, они отдают этот газ населению по ценам, установленным НКРЭ.

Но вы думаете, они по ценам НКРЭ  нам заплатили? Там по 400 гривен или по 300 - они  вообще нам  не заплатили ни копейки.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Ревизионная комиссия Верховной Рады вообще установила, что на самом деле этот газ в размере 2-х миллиардов за 2013 – 2014 годы вообще не был включен в баланс "Нафтогаза". Там даже не так, как вы говорите.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Нет, 2013 – 2014 годы мы не берем. Мы сейчас рассматриваем ситуацию, что касается письма на 5 миллиардов долларов. Мы рассматриваем ситуацию, начиная там, по-моему, с 2006 и заканчивая 2010 годом. Потом, в 2011- 2012 - 2013 годах,  там было более или менее  – какой-то газ отдали, какой-то вернули, за какой-то заплатили. Это вторая серия, скажем. Первая серия -  это 2006 – 2010  годы – там 10,5 миллиарда газа получено, отдано, расписано. Мы все заплатили, все уплатили, "Укрнафта" "повесила" себе на себестоимость. Ну, естественно, она же, себестоимость, есть. Но не было оплачено даже 300 гривен, которые там были НКРЭ установлены. А  для  того, чтобы  ничего не платить, написали: "Газ неизвестного производителя".

Так вот,  если мы возьмем даже  по себестоимости того времени, то это  тоже, по-моему, мы считали, это около 40 миллиардов гривен. 400 гривен умножить на 10,5 миллиарда. Правильно? Так вот, если мне вернут хотя бы 10 из них, я заплачу дивиденды. Дивиденды, кстати говоря, шли не только государству, а еще и дивиденды частным надо заплатить, они тоже не получали.

 

ІЗ ЗАЛУ. Кто это?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Они – это в частности и я, в том числе.  Я же не скрываю. Вы вот зря смеетесь, ваша фамилия Лещенко, а не Ляшко. Она созвучна, но это же не совсем так.

 

(Сміх у залі)

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Так я вас ловлю на слове, когда будет тимчасова слідча комісія  по "Укрнафте" вместе с "Укррудпромом"?

 

ЛЕЩЕНКО С.А. Ее создание инициируют депутаты.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Но вы готовы войти?

 

ЛЕЩЕНКО  С.А. Я войду, я войду.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Вы лично готовы войти?

 

ЛЕЩЕНКО  С.А. Я лично войду.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Вы же народный депутат, право законодательной инициативы имеете. Заодно проверим, как у нас с телефонным правом.

 

ЛЕЩЕНКО  С.А. Я под постановлением подпишусь обязательно.

 

(Шум у залі)

 

ФІЛАТОВ Б.А. Уважаемые коллеги! Давайте, Сергей, все.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В.  Я же не часто прихожу. Я готов ответить на все вопросы. Что вы еще хотите обсудить? Еще последний вопрос, предпоследний.

 

ЛЕЩЕНКО С.А. Тогда последний вопрос касается дела Карпенко.

 

(Шум у залі)

 

ІЗ ЗАЛУ. Пожалуйста, у нас заседание комиссии. Сережа, давайте не будем его превращать в балаган. Хорошо?

 

(Шум у залі)

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В.  Не надо, не надо! Потому что Лещенко скажет потом, что я чуть не упал в обморок.

 

(Шум у залі)

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Я писал в 2005 году, что дело Карпенко полностью было  спровоцировано господином Пинчуком и начальником его охраны - некий Константиновский Яков Наумович, у которого один из фигурантов был агентом. Они все это сделали, подготовили и исполнили, а Карпенко был просто инструментом. Причем первоначально должен был быть Мигулев, партнер Карпенко, а потом оказался Карпенко.

Но у меня нет многих доказательств, потому что я не имею возможности следствие проводить. Правильно?  Я знаю только, например,  одно, что в свое время, когда задержали нападавших на Карпенко, так вот сигнал об их задержании поступил до того, как совершено  было нападение.

При всей моей демонизации в 2003 году, я такими ресурсами не обладал – чтобы звонить в милицию, чтобы задерживать того, кто ничего не совершил. А вот их уже ждали. Это  в материалах дела, когда первое расследование было по горячим следам. Потом кое-какая информация вытекла.

Вот и давайте думать, кто обладал такой властью в 2003 году, чтобы такое исполнять. И самое главное, какие мотивы? Карпенко - какой-то заурядный юрист, мы его знали, он у нас работал. Мы его когда-то выгнали, потому что он плохо работал. Просто выгнали, расстались с ним. А какой мотив, зачем он нам нужен, этот Карпенко?

 

ЛЕЩЕНКО С.А. Месть.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Месть? А скольким юристам я должен в стране  отомстить, если я руководствуюсь местью? Скажите,  на сколько юристов у нас в стране тогда должно быть меньше, если каждому юристу я буду мстить, которые работают против меня? У нас юристы поредеют, у нас институт не успеет выпускать столько специалистов.

 

(Сміх у залі)

 

(Іде загальна дискусія)

 

ФІЛАТОВ Б.А. Не будем сейчас все превращать в балаган. Мы собрались на заседание Комиссии по приватизации.

Переходим ко второму вопросу повестки дня. Питання щодо протидії незаконній приватизації (із порушенням норм законодавства, в тому числі  позаприватизаційними методами - фіктивного банкрутства, податкової застави тощо) та визначення шляхів її попередження.

Вашему вниманию предлагается следующий проект решения. Заслухавши та обговоривши інформацію і пропозиції Голови Комісії щодо протидії незаконній приватизації (із порушенням норм законодавства, в тому числі  позаприватизаційними методами - фіктивного банкрутства, податкової застави тощо) та визначення шляхів її попередження, комісія вирішила:  інформацію Голови Комісії взяти до відома; створити робочу групу під головуванням Голови Комісії щодо протидії незаконній приватизації та визначення шляхів її попередження.

Робочій групі проінформувати комісію щодо підсумків своєї роботи не пізніше – тут прочерк.

Давайте я быстро объясню. На прошлом заседании нашей комиссии предлагалось выработать соответствующие методы противодействия незаконной приватизации. В действительности, как вариант, предлагается создать рабочую группу под председательством Голови Комісії. И в эту рабочую группу  могут войти все здесь присутствующие. Выработать соответствующую методологию, способы, методы, предметы ведения и во взаимодействии и координации в дальнейшем противодействовать незаконной приватизации.

Вы прекрасно понимаете, насколько это сложный вопрос. Мы не можем сейчас, так сказать, выработать однозначное его решение, поэтому у нас должна существовать соответствующая рабочая группа постоянно действующая. Я, как бы пользуясь своим предстедательством, вношу себя на руководителя этой группы. Если есть какие-то конструктивные предложения, пожалуйста, давайте вносите. Обсуждаем, голосуем. Константину надо уходить. И  потом переходим  к третьему вопросу повестки дня.

 Если такой проект решения всех устраивает, давайте голосовать. Кто за? Кто против? Хто утримався? Павел, ти утримався? Ти за? Хорошо.

Какая дата? "Не пізніше" – давайте поставим единственное что.

 

УСОВ К.Г.  І персональний склад.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Персональний склад? Вообще, если честно, я предлагаю так.

 

РІЗАНЕНКО П.О. Склад комісії – за згодою.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Да. Смотрите, Александр Семенович, чем быстрее, тем лучше. Я думаю, что прямо на следующее заседание.

Итак, переходим к третьему вопросу повестки дня. Это информация Секретаря Комиссии Усова щодо усунення звужень повноважень Комісії на період роботи Верховної Ради України восьмого скликання.

На прошлом заседании Комиссии со стороны уважаемого Секретаря Комиссии господина Усова поступило соответствующее предложение вернуться к предмету ведения, который был предусмотрен Верховной Радой седьмого созыва.

Константин Усов подготовил соответствующий проект постановления Верховной Рады. И насколько я уже понимаю, он подписал его почти у всех здесь присутствующих. Константин, пожалуйста. Буквально две минуты вам регламент.

 

УСОВ К.Г. Минулого разу ви мені доручили розробити проект постанови Верховної Ради. Ми його  розробили. Я до всіх підходив, дякую за співпрацю. Не вдалося знайти порозуміння тільки з колегою Нечаєвим. Але у нас була, я нагадаю, ідея, щоб усі члени комісії виступили на підтримку ідеї про розширення наших повноважень.

 

НЕЧАЄВ О.І. Я готов подписать.

 

УСОВ К.Г.  У вас було зауваження щодо врегулювання…

 

НЕЧАЄВ О.І. Я готов подписать.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Готов подписать. Все.

 

УСОВ К.Г.  О'кей. Тоді у нас, безумовно, одностайна підтримка.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Предлагается проголосовать за решение следующее. Підтримати розроблений народним депутатом України, Секретарем Комісії Усовим, проект постанови Верховної Ради щодо усунення звужень повноважень Комісії. Народним депутатам - членам комісії опрацювати зазначений проект постанови у депутатських фракціях та групах, до складу яких вони входять.

Уважаемые коллеги! Большая просьба: этот вопрос касается лично каждого из нас и всей нашей комиссии полностью. Вы все представляете соответствующие политические силы, партии, группы, фракции. Поэтому большая просьба: после того, как вы поставите подпись под проектом этого постановления, пожалуйста, поработайте с коллегами, чтобы мы могли внести в сессионный зал и каждый из нас и вся комиссия вообще могли работать более эффективно. Голосуем.

 

РІЗАНЕНКО П.О. Потрібно буде попрацювати з "Народним Фронтом", тому що ці повноваження в основному в Комітеті з економічної політики, який контролюється "Народним Фронтом".

 

ЧЕКІТА Г.Л.  Это не комитет, это Иванчук относится к "Народному Фронту". Но все равно там больше от "Блока Петра Порошенко".

 

ФІЛАТОВ Б.А. С вашего позволения, я возьму слово. Я абсолютно ответственно заявляю, что сужение полномочий комиссии было инициативой господина Иванчука. Давайте сегодня не будем это как бы оспаривать. Более того, господин Иванчук вообще настаивал на том, чтобы комиссии такой не было. И в результате моей работы с коллегами из "Батьківщини" и "Самопомочі" нам удалось убедить руководство Верховной Рады в том, что есть соответствующий закон и такая комиссия должна быть.

Давайте не возвращаться в прошлое. Но я абсолютно согласен с господином Ризаненко: основное противодействие по расширению полномочий комиссии может быть только со стороны господина Иванчука.

Поэтому давайте голосовать за предложенный проект решения. Кто за? Кто против? Воздержался?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Борис Альбертович, вот Лещенко говорит, что это мой партнер. Подпишите со мной лоббистский контракт, я помогу с Иванчуком.

 

(Сміх у залі)

 

ФІЛАТОВ Б.А. У комиссии нет таких полномочий.

 

(Сміх у залі)

 

ІЗ ЗАЛУ. Я молчал, кстати.

 

(Шум у залі)

 

ФІЛАТОВ Б.А. Четвертый пункт повестки дня. Здесь хотелось бы быстро перейти к обсуждению. Вопрос достаточно дискуссионный в каком плане? "Про розподіл обов'язків між Першим заступником Голови, Заступниками та Секретарем Спеціальної контрольної комісії Верховної Ради України з питань приватизації".

Есть предложенный проект решения. Уважаемые господа, вы знаете о том, что в комиссии у нас есть три заместителя. Первый заместитель – это господин Лапин. И два заместителя – это господин Ризаненко и господин Унгурян. Они представляют соответствующие политические силы. Опять же – не будем уходить в прошлое, как замов избирали, как мы проходили утверждение персонального состава. Были разные  мнения. Так получилось в результате определенного рода политических процессов: у нас в комиссии два зама от "Народного Фронта" и один зам от уважаемого "Блока Петра Порошенко", треть комиссии которого представляют здесь наши коллеги.

Предложенный вам проект решения по распределению обязанностей между заместителями, он, условно говоря, имеет классический характер. То есть, мы договаривались работать честно и открыто. Естественно, основные вопросы и компетенции возложены на первого заместителя. В частности, это "дотримання законодавства про приватизацію об'єктів групи Г та об'єктів групи Б, діяльність органів приватизації в сфері оренди і проходження законопроектів щодо відповідних напрямків, внесених суб'єктами законодавчої ініціативи".  Все остальные как бы полномочия, они пропорционально распределены между господином Ризаненко и господином Унгуряном.

Я думаю, что этот вопрос должен быть обсужден между заместителями. И наверное, может быть, мы сегодня этот вопрос снимем с повестки дня и тогда ребята как бы сядут сами и рассмотрят.

 

ІЗ ЗАЛУ. Они не готовы что ли?

 

ФІЛАТОВ Б.А. Я не знаю. Вот сейчас мы можем выслушать.

 

ІЗ ЗАЛУ. А предложения были? Они согласны с ними?

 

ФІЛАТОВ Б.А. Предложения были получены только вчера.

 

ДУБІНІН О.І. Ну хорошо, а сейчас есть вопросы?

 

ІЗ ЗАЛУ. Якщо є питання, треба перенести.

 

ДУБІНІН О.І. Если нет вопросов, тогда голосовать.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Давайте так. Я все-таки считаю, что  у нас абсолютно демократический стиль работы. Естественно, можно было бы сейчать начать "продавливать" эти решения, но я считаю, что мы должны пойти навстречу пожеланиям господина Ризаненко. И  я думаю, что мы сами разберемся – председатель и его три зама – со своими полномочиями. А пока давайте этот вопрос отложим.

 

УНГУРЯН П.Я. Есть альтернатива.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Какая?

 

УНГУРЯН П.Я. Если члены комиссии не возражают по поводу того, как мы договоримся, просто это будет оформлено в протоколе, чтобы в следующий раз это просто не выносить да и все. Я думаю, мы себе договоримся, запишем в протокол. Я не думаю, что коллегам будет важно, кто из заместителей по каким категориям будет работать – А, Б или Г. Тобто в цілому – так. А  откорректировать так, как мы договоримся.

 

РІЗАНЕНКО П.О. Давайте все-таки ми не будемо голосувати за те, чого ми ще не знаємо.

 

УНГУРЯН П.Я. Я за ускорение просто процесса. Якщо ні, то винесемо ще раз. Немає питань.

 

РІЗАНЕНКО П.О.  Це ніяк не зупиняє роботу комісії.

 

 УНГУРЯН П.Я. Але я хотів би зауважити, що якщо брати загалом керівництво, то "Блок Петра Порошенка" і  "Народний Фронт" мають рівне представництво, тому що є ще й шановний Костянтин Усов, який є Секретарем Комісії і входить до керівництва. Це ремарка на те, що ви сказали.

 

(Іде загальна дискусія)

 

ФІЛАТОВ Б.А. Хорошо. Тогда этот вопрос пока откладываем. Единственное, я очень всех прошу, чтобы к следующему заседанию мы с этим вопросом как бы разобрались и  за него проголосовали. Договорились?

Так, переходим к последнему вопросу повестки дня. "Різне". Что у нас в "Різному"? Александр Семенович хочет быстро доложить. У нас есть по секретариату вопросы.

Один из работников нашего секретариата сейчас является действующим участником Антитеррористической операции. Хотелось, чтобы Александр Семенович доложил и мы приняли решение.

 

МАТВІЙЧУК О.С. Он до этого находился на доложности (временно) старшего консультанта, сейчас у нас есть вакансия старшего консультанта. И мы бы просили депутатов поддержать перевод его на постоянную  должность старшего консультанта. То, что он делал, он и будет этим заниматься. Опыт есть. Он работал в Минэкономики, в Фонде госимущества, в региональном отделении Киевской области. Поэтому мы бы просили очень о его переводе.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Давайте проголосуем за это предложение. Все за.

 

МАТВІЙЧУК О.С. Спасибо.

 

ФІЛАТОВ Б.А. С вашего позволения, если больше нет вопросов по поводу последнего, пятого пункта, перед тем, как я закрою заседание, давайте тогда подумаем, как мы организуем процесс взаимодействия и работы с нашим коллегой, уважаемым председателем областной государственной администрации.

Я даю слово членам комиссии Виктории Войцицкой и Павлу Ризаненко. Господину Лещенко не даю слово, потому что вопросы, которые касаются  интервью, политики и всего остального – это уже в кулуарах. А сейчас мы обсуждаем исключительно организационные вопросы. Пожалуйста.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. У меня простой организационный вопрос. Логистический. Как мы будем прочитывать эти дела и начинать с ними знакомиться? Как это организовать?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Когда вы готовы?

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Да хоть прямо сейчас.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Сегодня у нас среда? Я завтра с вами созвонюсь и до завтра я уже буду знать, когда будут какие материалы и по какому делу. Мы начинаем с чего? С "Укррудпрома" и "Укрнафты", да?

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Я хочу облгазы и облэнерго соответственно.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. А "Укррудпром" нет? "Укррудпром", а здесь облэнерго. Облгазы – я не знаю. Я могу просто подборку сделать, но мы этим не занимались.

 

ВОЙЦІЦЬКА В.М. Дайте то, чем вы занимались.

 

ІЗ ЗАЛУ. Есть предложение сделать как бы запрос.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Не надо делать никакой запрос. Мы все знаем, что давать.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Ризаненко, пожалуйста.

 

РІЗАНЕНКО П.О. Є така пропозиція. Я пропоную вам надати матеріали, тобто документи, я не знаю, певні інформаційні довідки, все, що у вас є, надати в комісію, офіційно Голові комісії. А він це передасть в робочі групи. Буде робоча група по "Укррудпрому", буде робоча група по обленерго і по облгазах.

 

ІЗ ЗАЛУ. А по электрике?

 

ЧЕКІТА Г.Л. По электрике мне уже дадите.

 

УНГУРЯН П.Я. Борисе Альбертовичу, якщо ми готові зараз розподіляти вже певні робочі групи щодо аналізу фактів незаконної приватизації  та інших дій, які можуть бути з цим пов'язані, то тоді треба це проговорювати і голосувати. Якщо ми не готові зараз розподіляти вже ці блоки, то давайте ми підготуємо на наступний раз.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Я все подготовлю материалы и вам передам.

 

УНГУРЯН П.Я. Має бути офіційна передача.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Правильное замечание господина Унгуряна. У нас сейчас в настоящий момент, коллеги, есть  определенного рода направления работы. Павел – "Укррудпром", Виктория – облгаз и энергетика, господин Корнацкий, отсутствующий здесь, -  сельское хозяйство и прочее и прочее. Но мы еще не голосовали за рабочие группы. Поэтому есть предложение обратиться, Игорь Валерьевич, на имя председателя комиссии, а дальше мы уже распределяем между собой.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. А я хотел еще задать один вопрос. А вот есть, допустим, юридическое заключение о том, не является ли Закон об особенностях приватизации чего бы то ни было вообще антиконституционным? Что в Конституции, допустим, четко записано, что все имеют равные права?

 

РІЗАНЕНКО П.О. Ви питаєте, чи є це у вас?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Нет-нет. У вас в комиссии.

 

РІЗАНЕНКО П.О. Ми тільки збираємось над цим працювати.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Только сегодня Павел внес.

 

РІЗАНЕНКО П.О. Концептуально зрозуміло, що обмежили права учасників, потенційних учасників приватизації "Укррудпрому".

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Нет, "потенційні учасники", допустим, нерезиденты, они не граждане Украины, поэтому к Конституции Украины они отношения не имеют. А вот это ограничило граждан Украины. То является ли это нарушением конституционных прав? То есть, здесь уже простой путь тогда – неконституционный закон. Это одно из избирательных действий, как можно возвращать все. То есть, можно не просто там собраться и поговорить, попиариться, а речь идет о том, чтобы вернуть.

 

ДУБІНІН О.І. Это теперь будет непросто. Молоток ударил, а кто-то отменил?

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Так я же покупатель, я пойду навстречу государству. Нас же не результат, а процесс интересует.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Мы должны будем проверить вообще "висновок" соответствующего Комитета по правосудию, где мы являемся членами. Какой был вообще "висновок" по Закону об особенностях приватизации "Укррудпрома" на тот момент. И был ли он вообще.

 И я вам скажу, сейчас, когда мы в комитете работаем (я не знаю, у нас есть коллеги из этого комитета? Или только мы с Игорем?), то встречаются удивительные вещи. Например, по судье Бурбеле, которого назначили на пожизненное, а у него на самом деле не было полномочий.  То есть, там наш коллега Сергей Васильевич много чего "химичил". 

 

ЛАПІН І.О. Пятилетнего срока у него не было. У него было 4 года и 10 месяцев. То есть, не было еще и 5 лет, а уже на пожизненное пошел.

 

КОЛОМОЙСЬКИЙ І.В. Заключение?

 

ІЗ ЗАЛУ. Если бы заключение.

 

(Сміх у залі)

ЧЕКІТА Г.Л. Кстати, хотел проинформировать. У нас в управлении Фонда госимущества осталось всего лишь 368 объектов, по их данным. Соответственно, из них 50 и более процентов – только 36 предприятий. Во всех остальных  - пакет до 50 процентов. Соответственно в управлении различных наших ведомств находится еще 148, 38, 21 и 196 предприятий. Так что осталось их не так много.

 

ФІЛАТОВ Б.А. Спасибо за информацию. Я закрываю наше заседание. Спасибо всем за то, что пришли. Я надеюсь, что в следующий раз мы так же будем дисциплинированно собираться, независимо от количества гостей.

 

(На цьому стенографування засідання припиняється)